Отец забывает

01.06.2016

«Отец забывает» – это очень короткая история. И очень сильная. Не знаю, найдется ли на свете человек, которому она не будет если не близка, то хотя бы понятна. В нашей стране этот рассказ получил широкую известность благодаря Дейлу Карнеги, который включил его в свою книгу «Как приобрести друзей и оказать влияние на людей».

«С момента своего появления «Отец забывает» был перепечатан сотнями газет и журналов по всей стране. Почти так же активно рассказ печатался на других языках. Я лично давал разрешения тысячам тех, кто хотел читать его в школах, церквях, на университетских лекциях. Бесчисленное количество раз звучал он в эфире различных радиостанций. К моему удивлению, его использовали периодически издания колледжей и высших школ. Иногда маленькое произведение пользуется фантастическим успехом. Именно так случилось с этим рассказом».

В. Ливингстон Ларнед

Фото к материалу «Отец забывает»

Отец забывает

Слушай, сынок: я говорю это, когда ты спишь, положив свою лапку под щеку. Светлые кудряшки прилипли к твоему влажному лобику. Я прокрался в твою комнату один. Несколько минут тому назад, когда я читал в библиотеке газету, на меня нахлынула волна жгучего раскаяния. С чувством вины и пришел я к твоей кроватке.

Вот о чем я думал, сыночек: я был на тебя сердит утром, выбранил тебя, когда ты собирался в школу, так как вместо того, чтобы умыться как положено, ты только провел полотенцем по своему лицу. Я дал тебе нагоняй за то, что ты не почистил свои ботинки, сердито закричал на тебя, когда ты уронил что-то на пол.

За завтраком тоже не оставлял тебя в покое. Ты пролил чай, жадно проглатывал пищу, клал локти на стол. Ты намазал слишком много масла на хлеб. Когда я уходил на работу, а ты, убегая к своим игрушкам, обернулся, помахал мне рукой и крикнул: «До свидания, папа!», я нахмурился и произнес в ответ: «Не сутулься!»

Затем после обеда все началось сначала. Подходя к дому, я заметил, что ты играешь в шарики, стоя на коленях. На твоих чулках были дырки. Я унизил тебя перед товарищами, заставил идти перед собой к дому. «Чулки дорого стоят, и если бы ты сам должен был бы покупать их, то был бы осторожнее». Услышать такое от отца!

Ты помнишь, как позже, когда я читал в библиотеке, ты боязливо вошел с настороженностью в глазах? Когда я взглянул поверх газеты, раздраженный тем, что мне помешали читать, ты заколебался у дверей. «Что тебе надо?» – огрызнулся я.

Ты ничего не сказал, но одним прыжком бросился ко мне, обвил ручки вокруг моей шеи и поцеловал меня, и твои ручки сжались с нежностью, переполнявшей твое сердце, нежностью, которую не могла уничтожить даже моя черствость. И затем ты убежал вприпрыжку вверх по лестнице.

И вот, сынок, вскоре после этого газета выскользнула из моих рук и ужасный пронзительный страх овладел мной. Что сделала со мной моя скверная привычка? Привычка всегда обвинять, постоянно делать замечания. Все это доставалось тебе от меня только за то, что ты мальчик. И не потому, что я не люблю тебя, а потому, что ожидал слишком многого от ребенка, и мерил на свой собственный аршин – на аршин своего возраста.

В твоем же характере так много хорошего, тонкого, верного. Твое маленькое сердце так велико, как рассвет над широкими холмами. Это проявилось в том порыве, с которым ты бросился ко мне и поцеловал перед сном. Теперь ничто другое не имеет значения, сын; я пришел к твоей постели в темноте и, пристыженный, встал перед тобой на колени.

Это весьма слабое искупление вины, знаю, что ты не понял бы всего этого, если бы я сказал это тебе, когда ты не спишь. Но завтра я буду настоящим отцом! Буду дружить с тобой, буду страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеешься. Я прикушу свой язык, если с него готовы будут слететь раздраженные слова. Я всегда буду повторять, как если бы это было ритуалом: «Он всего лишь мальчик – маленький мальчик!»

Боюсь, что мысленно видел тебя взрослым. Но теперь, когда я вижу тебя здесь, усталым и свернувшимся в своей кроватке, вижу, что ты еще ребенок. Вчера еще мать носила тебя на руках, и твоя головка покоилась на ее плече. Я требовал слишком многого, слишком многого.

В. Ливингстон Ларнед

Фото к материалу «Отец забывает»

Папа и мама – самое важное, что есть в жизни вашего ребенка. Ваши слова и поступки останутся с ними на всю жизнь. Не упустите это волшебное время, когда вы так много значите для своих детей, когда вы – больше, чем боги. Это так кратко, так преходяще. Детство так скоротечно. Выбирайте любить! 

С уважением, Софья Пименова, spimenova.ru




Возврат к рубрике

Рубрики
Новости

22.04.2017

Мероприятия в апреле и мае.

смотреть

Книга

Книга о правилах отношений