Флешмоб #ЯнебоюсьСказать. Нужно ли говорить жертвам насилия: мнение психолога

12.07.2016

НТВ: «Акция стала одним из самых обсуждаемых событий в социальных сетях. Тысячи людей опубликовали истории из своей жизни, о которых молчали годами, обнажив тем самым ужасающие масштабы проблемы сексуального насилия.

Инициатором необычной акции стала журналистка из Украины Анастасия Мельниченко. 5 июля 2016 года она опубликовала в украинском сегменте социальной сети Facebook свой дневник, сопроводив его хештегом #ЯнеБоюсьСказати. Журналистка в нем рассказала о нескольких случаях насилия, которые она смогла пережить.

Российские звезды присоединились к акции и рассказали свои истории. Одними из первых стали Виктория Дайнеко, Анита Цой и Эвелина Бледанс.

Очень быстро акция начала распространяться и в российском сегменте социальных сетей. Хештег #ЯнеБоюсьСказать только за несколько дней стал исключительно популярным.

Флешмоб сам по себе стал феноменом. О трагичных и скрываемых историях решились рассказать люди, чьи близкие и знакомые даже не догадывались о случившемся».

#‎ЯнебоюсьСказать — это неправда, я боюсь. Мне только исполнилось 15, я выглядела взрослее, о сексе я знала из классической литературы и совершенно им не интересовалась. Меня изнасиловал знакомый мальчик, ему было 19 лет, у нас было что-то вроде подросткового романа с поцелуями. Но меня пугало то, как он себя странно вел, и я решила сказать ему об этом. С тех пор я знаю много вещей: что кричать не получается, потому что что-то происходит с горлом и просто не выходит звук, что заломать женщину так, что она не пошевелится, довольно легко даже одному физически неслабому мужчине. Что с первого раза можно залететь. Что постинор не срабатывает и к тому же срывает все внутри. Что аборты нельзя запрещать никогда и никому. Что никто не поверит, включая мою мать („ну мы думали, что ты можешь быть беременна, ты тогда так резко поправилась“). Что по статистике я каждая третья в России. А в реальности каждая вторая. Что дальше уже все равно не так страшно».

‪#‎ЯнебоюсьСказать, в 22 года мой сосед по лестничной клетке — 90-летний дед — начал меня лапать при встрече. Он не отвязывался от меня года четыре. Он звонил мне в двери и показывал свои анализы, в которых „говорится, что я на самом деле еще очень молод, внутри мне лет 50“. В анализах случайно лежала 100-гривневая купюра.

#‎ЯнебоюсьСказать, когда мне было восемь лет я впервые подверглась сексуальному насилию со стороны близкого родственника. Иногда мне кажется, что я проработала это. Но сейчас начинаются трястись руки и тяжело дышать.

Фото к материалу «Флешмоб #ЯнебоюсьСказать»

Читаю эти истории, ужасаюсь. Но вот что я думаю: мне кажется, во всем происходящем есть какая-то болезненная истеричность.

Я психолог, я знаю, что это правда, я таких случаев вижу вживую и много. 95% женщин никогда не будут говорить об этом вслух, прилюдно, да еще и выставлять напоказ свои травмы. Люди говорят о куда менее острых вещах и соблюдают анонимность, а тут такое – да на весь белый свет!

Вот например, девушка, поддавшись всеобщему ажиотажу, ковыряется в своем болезненном прошлом и выставляет на всеобщее обозрение некие неприглядные факты. Это смело, это сильно – все так, но адреналиновая волна спадет, а информационный шлейф останется. Останутся вопросы в глазах друзей и знакомых, прочитавших нечто этакое на ее страничке. Хочется или нет, а придется столкнуться и с непониманием, и с обвинениями, и даже, возможно, с презрением.

И что делать тогда, если это не было жизненной продуманной позицией, а было лишь желанием поставить супер-актуальный хештег на своей страничке?

Я не призываю молчать, нет, но было бы здорово быть осмотрительнее. Оценивать свои поступки и быть готовой к последствиям. Нельзя ведь отрицать, что отсутствие такого умения и приводит иногда к насилию. И если раньше этого умения не было, то не пора бы ему и появится?

Фото к материалу «Флешмоб #ЯнебоюсьСказать»g

Недаром нет ни у кого из знакомых моих психологов однозначного ответа на вопрос: что происходит и нужна ли эта акция? Полезна ли?

Я думаю так: для общества – нужна и полезна. Для каждого отдельно взятого человека – небезопасна и травматична. Если речь действительно идет о женщине, пережившей травму. А не о пиар-акции, как у наших эстрадных звезд, которые все вдруг резко стали однажды изнасилованными. Из пальца высосанные истории про то, как их домогались и обижали. Или, как вариант, чуть-чуть было не изнасиловали. Это вообще очень удобный вариант: он на меня ТАК посмотрел, что я поняла – ах, меня чуть-чуть было не изнасиловали!

Впрочем, образ мыслей и особенности психики публичных личностей формата шоубиза – это отдельная статья, на грани постановки диагноза, с уклоном в психиатрию. Бог с ними, какой-то процент правды и там есть, наверное.

А вот если речь о самой обычной девушке? Женщине? Подростке? Во-первых, почему речь о женском поле, а не о мужском? Насилия-то не меньше, и, возможно, тяжелее даже. Потому что мужчины менее подвержены экспрессии, менее истеричны, если хотите.

У меня был такой случай в практике: парня изнасиловали в армии, в первый день, и армия эта была для него адом. Первые два месяца, пока его не перевели в какое-то другое место. И там он отлично, на пятерку, понял первый принцип выживания: молчать. Потому что если бы он кому-нибудь рассказал о том, что было в предыдущей его службе, все могло бы повториться. И это не вызывает же вопросов, это так и есть, все понятно. Молчать. Молчать, пока не будет возможности высказать это там, где это безопасно. Хотя это единичный случай, что человек пришел на терапию – никто и никогда об этом не говорит, для мужчин это правило в разы жестче, чем для женщин.

Фото к материалу «Флешмоб #ЯнебоюсьСказать»

Так что речь о женщинах. Униженных и оскорбленных. Плагиат, но по-другому и не скажешь. И самое главное – вынужденных терпеть. Молча. Нести эту тяжесть в душе 1) молча и 2) в одиночку.

Почему в одиночку? А потому что первая, самая яркая и искренняя реакция ближнего окружения: «Нет, это неправда! Это не может быть правдой».

– Папа, твой друг (дядя Коля, ты с ним пиво пьешь) меня вот тут трогал…

– Тю, ну что тут такого, случайно прикоснулся!

Или:

– Твои друзья на меня странно смотрят.

– Детка, тебе показалось.

Ну или еще проще:

– Мама, мальчишки меня поймали и…

– Ой, да не ври мне!

Это очень понятно, ведь если принять это за истину, то нужно что-то делать, делать много, быстро и то, что поменяет всю жизнь. Делать с дядей Колей, делать с друзьями, с родственниками, с соседскими мальчишками… Слышать это бывает непереносимо, потому что это вызывает бурю вопросов к самому себе. Шквал неполноценности. Если я позволил, чтобы это случилось с моей сестрой/ребенком/женой – то какой же я отец/мать/брат/друг? Нет, пусть уж лучше будет неправда или сама виновата. Что угодно, лишь бы не думать первопричинах, не думать о себе.

Знаете, какой самый первый обычно вопрос задается в милиции, если поступает жалоба о сексуальном насилии? «Во что она была одета?» Люди сразу ищут причину навешать всех собак на саму жертву. Была одета в мини юбку, шла одна домой вечером и пьяная. И все, сама виновата, а мы ни при чем. А если разобраться, то в чем виновата? В том, что дура? Ну да, дура, я согласна. А что, насилие теперь по IQ градируется? Если дуру, то не считается?

И потом, весь этот ажиотаж по поводу самавиновата вторичен, это дымовая завеса, чтобы скрыть главное. Главный неприглядный факт: подавляющее большинство случаев происходит не с теми, кто не так оделся и не туда не в то время пошел. Дома происходит, за закрытыми дверьми, в приличных и с виду благополучных семьях. И это самая страшная форма абьюза, потому что самая распространенная и потому что подвергаются ему дети в том числе, а дети не защищены ничем.

Фото к материалу «Флешмоб #ЯнебоюсьСказать»

По поводу же самой акции мое мнение совпадает с мнением Марка Сандромирского:

…насилие - это не только проблема отдельных людей, оказывающихся жертвами. Это болезнь общества.

А болезнь общества, как и болезни людей, бывают острые, бывают и хронические. И общество, в котором насилие не изжито, которое проникнуто агрессией, в идеологии которого пропагандируются идеи о том, что большинство женщин хотят быть изнасилованными, конечно, страдает хроническим недугом. И в этом случае краткосрочными мерами, наподобие флешмоба, исцеление достигнуто быть не может.

http://re3.livejournal.com/1398080.html

Ну и последнее: говорить или нет? Говорить. Но в сетях и не всем. 

С уважением, Софья Пименова, spimenova.ru




Возврат к рубрике

Рубрики
Новости

11.12.2017

20 декабря тренинг "5 законов крепкой семьи"

Подробнее

Книга

Книга о правилах отношений